«Экспедиция никогда прежде не бывалая»

Миллер направлялся в Сибирь в качестве историографа экспедиции. Он был «должен всему тому, что на пути и во время всей сей экспедиции ни случится, аккуратный журнал на латинском языке вести и в Санкт-Петербург в правительствующий сенат посылаемые реляции из того журнала сочинять.

Сенат поддержал предложение академии о посылке в экспедицию 12 студентов из числа учеников Греко-латинской академии в Москве. Они должны были помогать ученым приобретать научные и практические знания в натуральной истории.

Круг деятельности ученых второй Камчатской экспедиции был определен особыми инструкциями, которые были представлены на рассмотрение сената 24 ноября 1732 г. От ученых, участвовавших в экспедиции, требовалось, чтобы они систематически посылали донесения о своих научных изысканиях. Их работы должны были переводиться на русский язык. Копии с них надлежало оставлять в сенате, а оригиналы передавать в Академию наук, где многие из них сохранились до наших дней. Результаты «изобретений» предполагалось потом «печатью публиковать». Вместе с тем предусматривались жестокие меры против возможной утечки информации об исследованиях экспедиции.

«Но никто,-— подчеркивалось в одном из указов сената,— как из отправляющихся в сию экспедицию, так из обретающихся здесь профессоров, не должен ничего из учиненных в сей экспедиции изобретений ни приватно, ми публично, ни письменно, ни словесно чужестранцам объявлять, пока оные изобретения здесь печатью опубликованы не будут, под опасением жестокого наказания.

Согласно указу сената ученые, находившиеся в составе второй Камчатской экспедиции, должны были особое кяимание обратить на обучение находящихся в их свите студентов и геодезистов, которых следовало прилежно и верно наставлять наукам, прививая им навыки к самостоятельным научным изысканиям. Академикам следовало помогать друг другу советами и делами и сохранять «согласие и дружество» между собой. Сенат поручил ученым прилежно сохранять в дорожном архиве инструкции, переписку с правительственными учреждениями и Академией наук и копии своих донесений.

28 декабря 1732 г. сенат представил на высочайшее утверждение «Правила, данные капитан-командору Берингу относительно плавания его в Восточном океане». Как явствует из доклада, предваряющего «Правила», они были составлены после обсуждения донесений и суждений адмиралтейств-коллегий и рассмотрения «тамошних ландкарт». По мнению сената, для того чтобы Камчатская экспедиция принесла пользу и славу государству Российскому, необходимо было осуществить огромнейший комплекс предприятий, изложенных в 16 пунктах. В «Правилах» отмечалось, что согласно предложениям Беринга уже сделаны распоряжения о постройке судов, отправке людей и материалов. Сибирскому губернатору и иркутскому вице-губернатору предписывалось по требованию Беринга и его морских офицеров обеспечивать экспедицию людьми, транспортом, припасами. Одновременно отмечалось, что вместе с Берингом для производства обсерваций отправляется профессор Петербургской академии наук Делакроер, профессор ботаники Гмелин и их ученики. Кроме того, в состав экспедиции для поисков руд решено было включить двух-трех «наученных людей» из Екатеринбургских заводов с припасами и инструментами с тем, чтобы они, если будут найдены «богатые металлы или минералы, могли на больших пробах действительно плод показать, не пропуская времени» 1S.

На основании предложений адмиралтейств-коллеша сенатом особенно подробно были обозначены задачи второй Камчатской экспедиции по изучению северных берегов России от реки Печоры до Камчатки. Чтобы «доподлинно» выяснить, «имеется ли соединение Камчатской земли с Америкою» и существует ли «проход Северным морем», решено было отправить один отряд на «легком судне» из Архангельска к реке Оби, второй отряд дослать на дубель-шлюпке из Тобольска к устью Енисея. Для третьего и четвертого отрядов должны быть построены два судна в Якутске. Одному от реки Лены надлежало следовать к западу до устья Енисея, а другому предстояло плыть из Якутска вдоль берегов сначала к Колыме, а затем к устью реки Анадырь или Камчатке.

На каждое судно, по мнению сената, необходимо было, кроме морских офицеров, взять по три-четыре человека бывалых сибирских людей, ранее занимавшихся промыслами на севере и знавших край. Провиант для северных отрядов, согласно «Правилам», заготавливали местные власти.

Оглавление

buy cialis online