Второе открытие Сибири

Вернувшись в Красноярск 7 октября 1739 г., .Миллер застал там бумаги, присланные из Петербурга. Его увольняли «от камчатской поездки» и предписывали следовать в Петербург теми местами, где он еще не был или «в бытность свою довольного времени не имел». Для того чтобы ранее намеченные исследования были успешно завершены, в Сибирь вслед за адъюнктом Георгом Вильгельмом Стелдером был отправлен в помощь адъюнкт Иоганн Эгергард Фишер, которому Миллер должен был передать свой архив. Миллер категорически возражал против этого распоряжения Академии наук, так как считая, что, если у него заберут собранные им обширнейшие материалы, его путешествие по Сибири «останется бесплодным» Тридцать рукописных книг (фолиантов) Миллер не хотел отдавать в чужие руки.

Миллер отправился на запад, а Гмелин остался в Красноярске. В 1740 г. в Сургуте он встретился с адъюнктом Фишером и составил для него подробную инструкцию. Между тем Миллер не спешил в столицу. Он отправился в Березов, где, по его словам, в местном архиве открыл много старинных и полезных известий. С них были сняты копии «для будущего пользования». Одновременно на основании расспросов местных жителей он составил описание «тамошних стран до Ледовитого моря».

«Это путешествие,— писал Миллер,— было мне весьма полезно для полнейшего изучения остяцких и вогульских инородцев, их образа жизни и обычаев, а равным образом для составления по рассказам заметок о всем, касающемся самоедов» .

Летом 1741 г. ученый совершил плавание по Ирбит-реке. Он разыскал интересовавшую его беловатую скалу, на которой красной краской были сделаны рисунки. Многие из них были едва различимы или уже стерлись под действием осадков и ветра. «Я,— писал Миллер,— не Колеблюсь сравнить их с рисунками детей или праздных людей, неопытных в искусстве письма и живописи когда они делают на бумаге или пишут на песке разные беспорядочные изображения. Я не наблюдал там ничего, что было бы похоже на связный ряд изображений. Здесь изображения людей, там ~- животных, ничем органически не связанные... Мне трудно уверить себя, что такие произведения принадлежат людям, которые хотели передать ' потомству память о себе или своих деяниях».

Там же на Ирбите Миллер осмотрел пещеры, но не • нашёл ничего достойного внимания. Он пытался отыскать на реке Пышме скалу, на которой Страленберг нашел «вырезанные изображения красного цвета». Но его ждали лишь разочарования. «На реке Пышме,— писал Миллер,— ничего подобного не встречается, и в той местности  нет скал. Когда я был на этой реке в разных местах, я настойчиво расспрашивал об этом русских и татар, живущих там, но не мог получить известий о какой-либо скале, на которой были бы какие то ни было изображения... Я думаю, что Страленберг был введен в заблуждение ложньщ рассказом и доставлениями ему вымышленными изображениями, насколько мне известно, каких нигде во всей Сибири не находится».

Прав или не прав Миллер, но очевидно одно даже к области исторических свидетельств, представлявшихся ему второстепенными, он подходил с исключительным вниманием, стремился предоставить в распоряжение науки самые надежные, самые достоверные источники и сведения. Эта требовательность и взыскательность в научном поиске в итоге обогатили отечественную историю уникальным комплексом исторических источников.

8 июля 1741 г. Миллер прибыл в Екатеринбург, где очень тяжело заболел. Но едва к нему вернулись силы, он отправился в Далматов монастырь и затем посетил крепости Челябинскую, Миясскую и Ёткульскую. По дороге в Тобольск на реке Исете он встретился с Гмелиным. В Тобольске ученые пробыли до января 1742 г., когда отправились вместе в Туринск. Здесь Миллер снова заболел. Истощенный болезнью, изнуренный многолетними странствиями, он все же не спешил возвращаться в Петербург. Ученый был полон планов. Он выехал в Соликамск, где ознакомился не только с местным, но и при везенным для него чердынским архивом. Только изучив этот комплекс документов, Миллер мог доложить Академии наук, что он сделал все возможное, чтобы собрать важнейшие материалы по истории Сибири со времени открытия ее русскими.

Из Соликамска Миллер направился в Устюг Великий, затем посетил Вологду. 14 февраля 1743 г. он вернулся в Петербург. Закончилось одно из самых успешных путешествий историка, длившееся почти 10 лет.

Оглавление

Киев химчистка ковров