Исследования на Севере России

В конце июня 1735 г. Беринг проводил путешественников. Только 7 августа Прончищев вышел в море, где встретил отдельные полосы льда. Обойдя острова дельты Лены, дубель-шлюпка легла курсом на запад. 25 августа достигли устья реки Оленек. Путешественники занялись исследованием ее фарватера и, найдя проход через бар, втянулись в реку, поскольку, по словам Беринга, «за поздним временем и от великих морозов далее следовать было неможно».

Прончищев выстроил две избы, где разместил свою команду. Поблизости от зимовья находилось русское поселение. Кроме того, недалеко жили чукчи и тунгусы. Они порой навещали путешественников, принося интересные известия, в частности рассказали Прончищеву, что на берегу реки Анабара видели руду.

В сентябре солнечные дни сменились ненастными. Северный ветер принес непогоду и нагнал лед в устье реки. Ударили крепкие морозы. 20 сентября Оленек стал. Прончищев со своими спутниками провел на берегу 11 месяцев. Только 3 августа 1736 г. льды отступили от устья реки и позволили путешественникам возобновить плавание на запад к Таймырскому полуострову. Спустя два дня достигли устья Анабара. Прончищев отправил вверх по реке геодезиста Д. Баскакова, поручив ему осмотреть гору с выходами руды, о которой рассказывали местные жители. Рудознатец спустя пять дней привез образцы руды. Впоследствии они были отправлены в Якутск профессору Гмелину. Гмелин произвел анализ проб. «Токмо,— писал в «Отчете» Беринг,— ни золота, ни серебра, ни меди из оной руды не явилось, а явилась сера горючая» 7.

10 августа дубель-щлюпка «Якутск» снялась с якоря и направилась к Хатанге. Вскоре встретились тяжелые льды, между которыми пришлось продвигаться на запад «с великой опасностью». Спустя три дня путешественники высадились на левом берегу Хатангской губы, где обнаружили зимовье русских промышленников. Правда, его обитателей застать не удалось — они, по-видимому, ненадолго отлучились, потому что в избе лежал хлеб.

Дубель-шлюпка «Якутск» вскоре возобновила плавание к Таймыру. 17 августа у восточных берегов полуострова Прончищев открыл острова, которые были названы именем Петра I. Льдов становилось все больше. Лед виднелся в море, неподвижно стоя у берегов. По узкому каналу шли на север, рискуя каждый час быть раздавленными льдами. «И 18 августа,— докладывал Беринг о плавании Прончищева,— прибыли к реке Таймыре и от оной реки подошли великие острова, меж которыми и берегом великий стоит лед, и к тем островам и подле берега прохода никакого не нашли»8. Впоследствии выяснится, что за устье реки Таймыры моряки ошибочно приняли залив Св. Фаддея, к которому не смогли приблизиться из-за неподвижного льда, гладкого, как на озере. Не было на нем и признаков торосов. Поэтому моряки сделали вывод, что этот «лед ни в какое лето не ломает». Вдоль многолетнего припая плыли следующий день, удаляясь все дальше от берега. Глубины были все значительнее, и лот длиной в 240 м не доставал дна моря. В середине дня наплыл туман. Моряки продолжали плыть к северу. Когда, наконец, мрак рассеялся, путешественники «увидели впереди себя и по обе стороны льда великие, стоячие, а в море видимы были носящиеся льды и такие частые, что не токмо на дубель-шлюпке, но и на лодке пройти невозможно».

Отряд в это время достиг 77°29' с. ш,, не подозревая, что находится недалеко от самой северной точки Азии. Путь дальше к северу был отрезан. Погода заметно ухудшилась, начинались морозы. Прончищев созвал совет, чтобы обсудить положение. Решено было возвращаться назад. К этому времени лед совсем окружил судно, и только к исходу дня выбрались из ледовой ловушки. Ночью наступил Лтюгь и ударил мороз. Путешественник казалось, что вода стала густой. Началось образование молодого льда. Ледяное сало неприятно шуршало о борта дубель-шлюшш. Шли на веслах, поскольку из-за штиля паруса безжизненно висели. Надвигалась угроза вмерзнуть в лед, не имея ни дров, ни жилья. Ни да следующий день сорвался свежий попутный ветер,, Нояви* лись волны, которые звенели хрупкими образовавшимися ночью льдинками. Паруса наполнились. И приунывшие было путешественники воспряли духом. Дубель-шлюпка «Якутск», пробираясь среди старых мощных льдин, все дальше и дальше уходила от северо-восточных берегов Таймыра. Спустя четыре дня путешественники достигли Хатангской губы, но на зимовку не решились — на берегах было мало выкидного леса и никакого жилья. Пришлось возвращаться к зимовью на реке Оленен, однако из-за штормовых ветров семь дней не могли войти в его устье.

Оглавление

order cialis 20mg online