Великий подвиг россиян

Немедленно же были приняты меры к доставке воды в возможно большем количестве, какое только в состоянии была поднять наша большая лодка. Эта работа продолжалась всю ночь. Судно стояло на не вполне безопасном месте, так как оно было совершенно открыто действию южных ветров и мы не видели никакой возможности от них укрыться. Мы торопились поэтому как можно скорее запастись водой, чтобы без всякой задержки снова выйти в открытое море».

Весь день и ночь шлюпка совершала рейсы между островом и кораблем, перевозя бочки с водой. На следующий день Хитрово с несколькими матросами отправился на поиски местных жителей, но встретить их не удалось — лишь горячие угли костра свидетельствовали о том, что они совсем недавно стояли здесь лагерем.

Когда шлюпка плыла назад, ветер засвежел и развел большую волну. О возвращении на корабль против ветра не могло быть и речи. Пришлось поставить парус и, подойдя к ближайшему острову, выброситься на берег. Прибойная волна окатила путешественников с головы до ног и едва не смыла в море. Хитрово распорядился разжечь костер, чтобы обсушиться и дать знать экспедиции о своем бедственном положении.

Между тем ветер усиливался. «Св. Петр» стоял в открытом проливе. Канаты могли не выдержать, и тогда неизбежна потеря якорей. Беринг вместо того чтобы спасать Хитрово и его спутников, приказал выйти в море. Наплывший туман скрыл судно от глаз моряков, потерпевших крушение. «Оставшихся на берегу людей охватило отчаяние,— писал Ваксель,— они были уверены, что для них не осталось никакой надежды на спасение. Переводчик-чукча, видя их отчаяние и громкие жалобы, пытался ободрить их и внушить им мужество. Он говорил, это на корабле остались честные и смелые люди, которые не бросят товарищей в беде, и если кораблю придется выйти в открытое море, а оставшимся пробыть некоторое время одним в ожидании помощи, то нет опасности умереть голодной смертью; на острове есть морская капуста, выброшенная морем в большом количестве, она вполне пригодна в пищу, ею можно питаться, и из моря можно добывать этой морской капусты сколько понадобится. Моим милым друзьям пришлось ограничиться этим угощением, так как лучшего у них под руками не было, а затем они улеглись спать под открытым небом. Кто мог, уснул немедленно, а кто не мог уснуть, те плакали втихомолку, пока не устали от слез и тоже в конце ков» нов уснули. На следующее утро моей первой заботой было послать за ними нашу большую лодку, и хотя ветер продолжал бушевать с большой силой, как только забрезжило утро, лодка была отправлена. Офицеру, командовавшему шлюпкой, я послал письменное приказание немедленно, без малейшей задержки погрузиться со свои> ми людьми в большую лодку и вернуться на борт корабля, так как мы намерены без дальнейших задержек отправиться в море. Если бы оказалось несколько затруднительным привести с собой шлюпку, то из-за этого ему не надлежало задерживаться, а бросить шлюпку на берегу. Мое приказание было на сей раз в точности и без задержки выполнено».

Вскоре Софрон Хитрово и его спутники (из-за прибойной волны им пришлось вплавь добираться до шлюпки) стояли на палубе «Св. Петра», Корабль выбрал якорь, оделся парусами и направился в море, однако через некоторое время вынужден был вернуться обратно под защиту Шумагинских островов — в океане бушевал шторм. Во время этой стоянки и произошла первая встреча русских моряков с американскими индейцами.

Однажды утром вахтенные заметили на одном из островов дым костра. Ветер доносил крики людей. Вскоре в бухте появились две байдарки, сделанные из тюленьей кожи. В каждой из них находился индеец. Байдарки подплыли к самому судну. Офицеры и моряки знаками приглашали индейцев подняться на корабль, но ни один не отважился на столь решительный шаг.

Едва индейцы успели причалить к острову, как вслед за ними отправились на шлюпке Ваксель, Стеллер, девять матросов и переводчик-чукча. У берега был сильный прибой, и, чтобы не разбиться о камни, шлюпка остановилась в некотором отдалении от острова. Свен Ваксель приглашал знаками толпившихся на берегу индийцев в гости, показывая различные подарки. Индейцы отвечали, что рады принять пришельцев, но к шлюпке не желали плыть на своих байдарках. Эта пантомима в конце концов наскучила нашим мореплавателям, и они отправили на берег вброд двух матросов и переводчика-чукчу. И только когда они ступили на землю, один из местных жителей, по-видимому старейшина, согласился нанести ответный визит русским морякам. Свен Ваксель угостил его водкой.

Оглавление

Продажа полиграф в Нижний Новгород.