Великий подвиг россиян

а также заниматься во время путешествия отысканием металлов и минералов Крашенинникова Стеллер отправил в Иркутск, а Горланову и Беркану поручил собирать материалы о животном и растительном мире Камчатки.

Тем временем Витус Беринг, Алексей Чириков, лейтенант Иван Чихачев, штурман Свен Ваксель, штурман Михаил Плаутин и «флота мастер» Софрон Хитрово в течение всей зимы трудились над составлением «ведомости» о второй Камчатской экспедиции. Можно предположить, что в создании этого обстоятельного и исключительно достоверного с научной точки зрения труда, вероятно, принимал участие и лейтенант Дмитрий Овцын, который являлся адъютантом Беринга. Его подпись под документом отсутствует только потому, что он был в это время разжалован в матросы.

«Отчет» дает представление о многообразной деятельности второй Камчатской экспедиции с 1733 по 1740 г., включая исследования северных отрядов, геодезистов и моряков во внутренних районах Сибири и на побережье Охотского моря, плавания к Японии и Курильским островам. Менее всего освещены в нем изыскания Миллера, Гмелина, Крашенинникова и других участников академического отряда. Сделано это потому, что согласно инструкциям Беринг должен был лишь оказывать помощь в проведении астрономических обсерваций. Поэтому в «Отчете» отмечено: «что касалось до исправления, то исполняли, а что впредь... к исправлению принадлежит, то со всякою возможностью исполнять будем» 24. Вместе с тем в «ведомости» обстоятельно отражено взаимодействие отрядов экспедиции с учеными. Перечитывая скупые строки «ведомости», Беринг и его спутники не могли не испытывать чувства гордости за то, что сделано ими и их товарищами, но самое главное еще было впереди.

Оставались считанные недели до выхода судов в плавание. Шло обсуждение предстоящего маршрута. «Был созван совет из офицеров и штурманов, на который, согласно инструкции, был приглашен прикомандированный к экспедиции профессор астрономии Делакроер, француз по происхождению,— писал Ваксель.— Последний представил на совещании карту, составленную (как мы впоследствии установили) на основании ложных и неосновательных данных. На этой карте была показана так называемая земля Хуана де Гама в направлении к северо-восток-востоку от Авачинской бухты, расположенная на 47 и 4?>д северной широты и далее к югу, примерно на 18° долготы к востоку от Авачинской бухты. На основании представленной карты мы единодушно решили исследовать эту землю, и все согласились одобрить курс па юго-восток-восток, которым следовать до 46° северной широты с отклонением к востоку по долготе на 13°».

Протокол подписали все участники совета. Для некоторых из них это был смертный приговор — экспедиция отправлялась на поиски земли, в действительности не существовавшей.

Заканчивались последние приготовления к дальнему плаванию. Грузили хлеб и воду, приводили в порядок паруса и такелаж. Суда были заново проконопачены и просмолены. Во второй половине мая все было готово к отплытию. На борт кораблей были погружены подарки для жителей островов и земель, которые могли быть открыты экспедицией. Всего в плавание на двух кораблях уходили 152 офицера и матроса и двое членов академического отряда. Делакроер был определен на судно «Св. Павел», а Стеллера Беринг включил в состав своего экипажа.

В конце мая суда подошли к устью Авачинской губы, где сделали остановку, поджидая попутного ветра. 4 июня 1741 г. корабли вышли в море. Их провожало несколько солдат, остававшихся охранять склады в Петропавловске. Они искренне желали своим соотечественникам удачи и счастья. Экспедиция шла на юго-восток, к берегам вымышленной земли Хуана де Гама. Суда трепали штормы, но Беринг настойчиво шел вперед, стараясь точно исполнить указ сената. Часто наплывал туман. Чтобы не разлучиться, на кораблях били в колокол или стреляли из пушек. Прошла неделя плавания. Суда Достигли 47° с. гл., где, судя по карте Делиля, должна была находиться земля Хуана де Гама, но никаких признаков суши не было. 12 июня путешественники пересекли следующую параллель, но результат был тот же. Для всех стало ясно — они обмануты.

«Упомянутая карта,— писал Свен Ваксель,— была неверной и лживой, ибо в противном случае мы должны были перескочить через землю Хуана де Гама...

Оглавление

Прямой смеситель для душа с термостатом купить тут