Великий подвиг россиян

«Мы,— писал Ваксель,— должны были плыть в неизведанном, никем не описанном океане, что слепые... Швиаю, существует ли на свете более безотрадное, или более тяжелое состояние, чем плавание в неописанных водах. Говорю по собственному опыту и могу утверждать, что в течение пяти месяцев этого плавания... мне едва ля выдалось несколько часов непрерывного спокойного сна я всегда находился в беспокойстве, в ожидании опасностей и бедствий».

25 сентября Берингу доложили — на горизонте земля» Он с трудом поднялся на палубу. Вблизи виднелся окруженный мелкими островами материк, в глубине которою возвышалась высокая гора, названная горой Св. Иоанна Определить точное местоположение земли было невозможно. По счислению она находилась на 52°30' с. ш.

Экспедиция не имела ни времени, ни возможности пристать к берегу и вынуждена была продолжать плавание. Положение Беринга и его спутников ухудшалось с каждым днем38. 27 сентября налетел жестокий шквале а через три дня началась буря. Только спустя четыре дня ветер несколько уменьшился. Передышка оказалась непродолжительной — 4 октября налетел новый ураган, и огромные волны снова в течение нескольких суток обрушивались на борта «Св. Петра».

В начале октября большая часть команды заболела цингой, у многих отнялись руки и ноги. Запасы провизии катастрофически таяли. Водка, которую давали больным как лекарство, кончилась несколько недель назад. Почти каждый день море принимало на вечный покой участников экспедиции.

В середине октября, несмотря на встречный западный ветер, «Св. Петр» стал снова понемногу продвигаться вперед. Вскоре было открыто три острова: Св. Маркиана, Св. Стефана и Св. Авраама. «В нашей команде, Отмечая Ваксель,— оказалось теперь столько больных, что у меня не оставалось почти никого, кто бы мог помочь в управлении судном. Паруса к этому времени наносились до такой степени, что я всякий раз опасался, как бы их не унесло порывом ветра. Заменить же их, за отсутствием людей, я не имел возможности. Матросов, которые должны были держать вахту у штурвала, приводили туда другие больные товарищи, из числа тех, которые были способны еще немного двигаться. Матросы усаживались на скамейку около штурвала, где им и приходилось в меру своих сил нести рулевую вахту <...> Сам я тоже с большим трудом передвигался по палубе, и то только держась за какие-нибудь предметы. Я не мог ставить много парусов, так как в случае необходимости не было людей, которые могли их снова убрать. И при всем том стояла поздняя осень... с сильными бурями, длинными темными ночами, со снегом, градом и дождем» <„.> Корабль плыл, как кусок мертвого дерева, почти без всякого управления и шел по воле волн и ветра, куда им только вздумалось его погнать» 87.

24 октября 1741 г. Палубу покрыл первый снег, во, к счастью, продержался недолго. Воздух становился все более студеным. В этот день, как отмечено в вахтенном журнале, больных было «разных чинов 28 человек», а 26 октября — уже 30.

Беринг понимал, что в судьбе экспедиции наступил самый ответственный и тяжелый момент. Изнуренный болезнью, он с трудом поднимался на палубу, чтобы ободрить офицеров и матросов. Капитан обещал, как только на горизонте появится земля, непременно причалить к ней и остаться на зимовку. Команда «Св. Петра» безгранично верила Берингу, и все, кто мог передвигать ноги, напрягая последние силы, исправно несли вахту.

4 ноября рано утром на горизонте обозначились контуры неизвестной суши. Весь экипаж оказался на палубе. В этой земле, которую многие принимали за Камчатку, моряки видели надежду на спасение. Впервые за последние два месяца на корабль Беринга пришла настоящая радость. Очертания берега чем-то напоминали окрестности Авачинской губы. Это сообщение было встречено дружным ликованием. Кто-то даже узнал знакомые мысы и горы.

Но вот корабль приблизился к земле. Очертания еэ изменились. На откосах гор не видно зеленых деревьев.

Только вершины убраны снегом. Нет, это не Авачинская губа, а, скорее всего, северная часть Камчатки. Так думали офицеры и матросы, так думал и Беринг, хотя со-* мнение уже закрадывалось в его душу. Никто не мог сказать точно, что это за земля.

Оглавление

ЛУЧШИЕ КАНИКУЛЫ В ФИНЛЯНДИИ